Нимфей

«Нимфей - храм нимф, местность города при Понте...» (Sch. Aesch. III, 171). В 17 км к югу от г. Керчь, около современного пос. Эльтиген (Героевское), до сих пор видны руины древнего Нимфея. Городище занимает плато на берегу Керченского пролива (в древности Боспора Киммерийского), к западу от которого расположены курганы и грунтовой некрополь.

Среди городов Боспора Нимфей занимал одно из ведущих мест. Его местоположение, как и большинства других древнегреческих городов на Черном море, определено благодаря описаниям побережья, составлявшимся для мореплавателей и путешественников, а также трудам древних географов и историков.

Сравнивая эти сведения с сохранившимися на поверхности земли остатками сооружений, исследователи XIX века (П.С. Паллас, Дюбуа де Монпере, П. Дюбрюкс, И.П. Бларамберг, П. Келер, И.А. Стемпковский В.В. Шкорпил, В.В. Латышев и др.) установили локализацию древнего города; однако, археологические исследования Нимфея начались сравнительно недавно.

Пристальное внимание к этому памятнику было привлечено в 1866 г. находками великолепных ювелирных украшений - золотых серег с подвесками в виде бегущего оленя с сидящей на нем Артемидой с факелом в руке, золотых розеток, украшенных голубой эмалью и филигранью, сердолика с изображением сцены борьбы между Гераклом и Аполлоном из-за треножника, информация о которых появилась в печати.

Эти находки привели к активизации хищнических раскопок нимфейских курганов местными крестьянами и частными лицами, чему способствовало расположение города и его некрополя на помещичьей земле. Найденные ими вещи впоследствии попали в музей Ашмолеан в Оксфорде.

В результате переговоров с хозяйкой имения Эльтиген была достигнута договоренность, позволившая в 1876 – 1880 гг. осуществить систематические исследования Нимфея и его некрополя экспедицией Императорской Археологической Комиссии в сотрудничестве с директорами Керченского музея А.Е. Люценко (1876 – 1877 гг.) и С.И. Веребрюсовым (1878 – 1880 гг.).

В дальнейшем работы на некрополе проводятся крестьянами и частными лицами по указанию нового хозяина имения А. В. Новикова, страстного коллекционера и собирателя древностей. А его коллекция античных вещей, среди которых представлены и нимфейские находки, в 1900 г. куплена Эрмитажем.

В конце 30-х годов XX в. начинается новый этап в изучении Нимфея, связанный с систематическими исследованиями города, некрополя и сельской округи. В 1938 г. Боспорская экспедиция Института истории материальной культуры АН СССР, возглавляемая профессором В.Ф. Гайдукевичем, проводит разведочные работы на территории Нимфея и в его окрестностях, которые положили начало планомерным исследованиям нимфейского городища, осуществляемым археологической экспедицией Государственного Эрмитажа с 1939 г. по настоящее время. Имена М.М. Худяка, В.М. Скудновой, П. Ф. Силантьевой, Н.Л. Грач тесно связаны с исследованиями Нимфея. Исследователям удалось воссоздать общую картину жизни города на протяжении почти тысячи лет, дополнить фактическими материалами свидетельства древних авторов. Большое значение для изучения Нимфея имели новые раскопки на территории его некрополя в 1966, 1973 - 1978 гг.

Параллельно с работами на городище следует отметить исследования на территории нимфейской хоры и обследование прибрежного шельфа (В.Ф. Гайдукевич, И.Т. Кругликова, А. Гадло, В.А. Горончаровский, В.Н. Зинько, С.Л. Соловьев, Т. Шолль и др.).

Нимфей основан греческими колонистами в первой половине VI в. до н. э. По свидетельству греческого географа Страбона "расстояние между Феодосией и Пантикапеем около 530 стадий; вся эта область хлебородна; в ней есть селения и город с прекрасной гаванью под названием Нимфей" (Strabo. VII, 4).

В письменных источниках не сохранилось свидетельств об основании Нимфея и о характере первых контактов греков-колонистов с местным населением. Но результаты исследований последних лет на прилегающих к городищу территориях позволяют говорить о присутствии здесь небольших групп местного населения. Возможно, что на мысу, где открыты постройки, относящиеся к начальному этапу существования города, до появления первых греческих переселенцев уже существовало поселение местных жителей.

Об архитектуре города в архаическую эпоху мы можем судить на основании немногочисленных строительных остатков этого периода. По-видимому, первоначально городище было застроено заглубленными в землю жилыми и хозяйственными сооружениями, которые сменяются наземными постройками во второй половине VI в. до н. э. Сырцовые стены жилых домов возводились на каменном цоколе из плоских тесаных известняковых плиток.

Плодородие окружающих земель и наличие в городе хорошей гавани во все времена служили основой благосостояния его жителей и обеспечили Нимфею положение важного торгового центра, одного из ведущих экспортеров боспорского хлеба. С момента основания города нимфейцы поддерживали оживленные торговые контакты со многими центрами Причерноморья и Средиземноморья. В обмен на хлеб в город поступали вино и оливковое масло, благовония, высококачественные сосуды с островов Эгейского моря, северо-ионийских центров, Аттики, терракотовые архитектурные украшения с северного берега Черного моря, ткани, ювелирные изделия и предметы из слоновой кости.

Земледелие и хлебная торговля оказали влияние и на характер культов, получивших распространение в среде горожан. Особо почиталась ими покровительница земледельцев Деметра. В Нимфее открыто одно из самых ранних в Причерноморье святилищ богини. Первые жертвоприношения совершались у широкой расселины скалы, в которой найдены разнообразные предметы, принесенные в дар богине. Позднее возводится первое здание святилища, крытое черепицей и украшенное карнизом с расписным геометрическим узором. С течением времени святилище неоднократно перестраивалось и расширялось.

Среди обнаруженных в святилище приношений - импортная керамика и посуда местного производства, фрагменты расписных масок, светильники, использовавшаяся во время культовых церемоний и для священных трапез и возлияний. Здесь же найдены многочисленные терракотовые статуэтки, изображающие богиню Деметру или ее дочь Кору, девушек, несущих сосуды с водой, а также фигурки свиней, изображения хлебцев и плодов. Многие изделия производились здесь же, в расположенных на территории священного участка гончарных печах.

В начале V в. до н. э. происходит ухудшение военно-политической обстановки на Боспоре, что обусловлено возрастанием угрозы со стороны варварского окружения. Одним из результатов данной ситуации является объединение независимых греческих городов в единое государство под властью Археанактидов. Но Нимфей продолжает сохранять автономию, в отличие от большинства городов региона, и проводит самостоятельную независимую политику в отношении местного населения. В связи с этим следует отметить присутствие целой группы богатых курганных захоронений с чертами варварского погребального обряда в некрополе Нимфея. Ещё одним доказательством независимого положения Нимфея может служить факт чеканки городом своей монеты в последней четверти столетия.

V в. до н. э. – это период расцвета в Нимфее. В городе ведется активное строительство. Строятся новые и перестраиваются старые жилые и общественные здания.

В первой половине IV в. до н. э., при боспорских правителях Сатире I и его сыне Левконе I, в период военной экспансии Пантикапея против Феодосии, происходит присоединение Нимфея к Боспору. Несмотря на разрушения, которым подвергся город, он был вскоре восстановлен. Архитектурные остатки этого периода свидетельствуют об интенсивном строительстве, но городская планировка в целом остается неизменной. Сохраняются главные улицы города, проложенные еще в VI - V вв. до Р.Х., продолжают функционировать коммуникации, водостоки с колодцами-водосборниками, система отвода сточных вод. Некоторые изменения происходят в юго-восточной части города, где над руинами жилых и общественных зданий возводится оборонительная стена, при сооружении которой использованы камни от разрушенных построек.

А на южном склоне нимфейского плато строится монументальный архитектурный ансамбль, не имеющий аналогов в боспорском градостроительстве. Это сооружение располагалось на террасах склона, соединенных между собой лестницами, с расчетом на эффектный обзор с моря. Высокий цоколь из рустованных блоков оформлял главную террасу. Многочисленные алтари, расположенные в разных частях сооружения позволяют говорить о его культовом характере.

Одним из главных украшений комплекса служили пропилеи – парадный вход на территорию священного участка. Для придания нарядного облика сооружению поверхность деталей была покрыта специальным известковым раствором с добавлением мраморной крошки и тщательно отшлифована, а в отделке его использовались резьба и живопись. Особенно эффектны ионийские капители, чьи изящные линии которых подчеркнуты красной и синей красками, а в «глазки» волют вставлены металлические украшения.

Все элементы, выполненные из местного камня - известняка, являются изделиями местных камнеобрабатывающих мастерских и свидетельствуют о высоком уровне мастерства их изготовителей.

Особо следует отметить находку фасадного блока архитрава, перекрывающего пролет между колоннами. На архитраве сохранилась надпись, в которой сообщается о том, что «Теопропид сын Мегакла сей вход посвятил Дионису, будучи агонофетом, при Левконе архонте Боспора и Феодосии, и всей Синдики, и торетов, и дандариев, и псессов».
Эта находка является одним из редких памятников боспорской эпиграфики по своей сохранности и информативности. А указание в надписи на посвящение входа Дионису, подтвердило высказанную гипотезу о принадлежности найденных ранее архитектурных деталей пропилеям.

В конце IV в. до н. э. в юго-западной части священного участка возводится святилище. В одном из его помещений были обнаружены многочисленные фрагменты штукатурки с полихромной росписью, некогда покрывавшей стены. По всей поверхности штукатурки процарапаны рисунки и надписи. В текстах содержатся сведения о приношениях в святилище, о возвращении долгов, сообщается о выходе корабля в открытое море, приводятся списки имен и называются отдельные имена, в том числе - имена боспорских царей. В некоторых надписях - обращениях к богам и здравицах - упоминаются Аполлон и Афродита, которые предстают как покровители мореплавания. Среди рисунков преобладают изображения парусных кораблей, представлены также сцены охоты, фигуры животных и людей. Центральное место среди них занимает изображение корабля – триеры, дающее уникальную информацию об устройстве судна. Длина изображения 1,2 м. Фактически, этот рисунок представляет собой чертеж корабля. На носу корабля вырезано название имя наиболее почитавшейся в птолемеевском Египте богини Изиды. Надписи и рисунки позволили Н. Л. Грач интерпретировать весь строительный ансамбль как святилище богов - покровителей мореплавания и моряков, в частности, Афродиты Навархиды. А триера была определена ею как посольское судно, направленное "из Египта Птолемеем II Филадельфом к боспорскому двору Перисада II" с политической миссией. Убранство корабля позволяет сравнить его с одним из тех кораблей, размеры и роскошь которых подробно описаны античными авторами – Каллисфеном, Афинеем, Лукианом.

А по мнению Г. Л. Семенова появление этого изображения в храме могло быть связано с торжествами по случаю весеннего праздника открытия навигации, описанного в XI книге "Метаморфоз" Апулея, а храмовый комплекс в целом свидетельствует о распространении на Боспоре в эллинистическое время культа Исиды-Афродиты, покровительницы мореплавателей.

Около середины III в. до н. э. святилище разрушено в результате сильнейшего землетрясения. Рустованный цоколь переставшего функционировать комплекса включен в систему оборонительных стен, которые просуществовали до I в. до н. э.

Примерно с середины III в. до н. э. в хозяйственной жизни Нимфея, как и других боспорских городов, происходят большие перемены, что подтверждают материалы раскопок.

Так на верхней террасе в это время возводятся крупные винодельческие комплексы, рассчитанные на товарное производство вина. Появление аналогичных виноделен в других городах и сельских поселениях Боспора свидетельствует о возросшей роли виноградарства и виноделия в экономике Боспора в эллинистический период. Сокращение экспорта боспорского хлеба в Афины, связанное с поступлением туда более дешевого египетского зерна, привело к переориентации торговых связей боспорских городов, в том числе и Нимфея. Все же, несмотря на новую экономическую ситуацию, городу удалось сохранить контакты и с прежними торговыми партнерами, неизменными поставщиками продукции сельского хозяйства и различных ремесел.

В I - первой половине II вв. н. э. Нимфей, как и в другие боспорские города, переживает свой второй расцвет; это период экономического и культурного процветания Боспора. В городе в это время проводятся большие работы по перепланировке с сохранением, однако, основных принципов застройки предшествующих периодов. Центральная часть застраивается большими домами с мощеными центральными дворами, окруженными жилыми и хозяйственными постройками.

Город по-прежнему ведет активную торговлю, о чем свидетельствуют находки многочисленных образцов импортной краснолаковой керамики, стеклянных сосудов из района Восточного Средиземноморья, Галльско-Рейнского региона, предметы роскоши и т. д. Кроме того, в городе продолжает развиваться собственное производство.

Очень беспокойное время в истории Боспора приходится на вторую половину II - III вв. Массовые передвижения варварских племен создают реальную угрозу боспорским городам. В центральной части Нимфея отчетливо прослеживаются разрушения, относящиеся к первой половине II в. Однако, несмотря на опасность нападения варваров, следов новых укреплений или восстановления старых оборонительных стен вокруг города не выявлено.

В III в. Боспор, а вместе с ним и Нимфей, вступают в полосу экономического кризиса и упадка.

Кризис экономики, сокращение внешней торговли, невозможность поддерживать обороноспособность государства привели к запустению ряда городов и селений Боспора. Все это усугублялось в результате опустошительных набегов варварских племен. В конце III в. н. э. Нимфей был разрушен готским нашествием, после чего жизнь города в прежнем объеме уже не восстанавливалась. Находки нескольких монет на территории города являлись единственным свидетельством наличия жизни в Нимфее в позднеантичное время. Открытие в 1970-х гг. в грунтовом некрополе нескольких погребений конца III – начала IV в. н. э., которые надежно датируются сосудами из стекла и монетами царей Фофорса и Радамсада, убедительно подтверждает факт продолжения жизни в городе в этот период.

Соколова О. Ю. (Эрмитаж, Санкт-Петербург)


 

Оценка качества услуг

Вторник-4 музея работают до 19.00
С 1 октября 2016 г. по вторникам особый график работы вводится  для  4 музеев Восточно-Крымского ИКМЗ: с 10.30 до 19.00 открыты для посетителей Историко-археологический музей, Картинная галерея, Музей истории Эльтигенского десанта, Л...
Календарь
Апрель 2017
<<< Мрт Май >>>
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30